Берега без Солнца: Первые ночи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Берега без Солнца: Первые ночи » Ночь III и IV » Ночь IV "Испытание лояльности"


Ночь IV "Испытание лояльности"

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Название эпизода: "..."
Время и место: Даунтаун, Башня Вентру.
Краткое описание:...
Участники: Megan Lindley, Sebastian LaCroix, sisters Voerman.

0

2

Большинство ламп было погашено и в кабинете князя царил приятный полумрак, из невидимых колонок доносились успокаивающие звуки оперной музыки, навевающие воспоминания о былых ночах. Вентру величественной статуей застыл перед высоким, почти во всю стену окном, горделиво расправив плечи и по стародавней привычке сложив руки за спиной. На точёном лице застыло безмятежное выражение. Взгляд задумчивых серых глаз был устремлён куда-то вдаль. С высоты верхних этажей небоскрёба открывалась воистину захватывающая панорама ночного города, как обычно бурлящего жизнью, далеко внизу текли сияющие реки шумных железных монстров, машин, суетились безликие и бесчисленные смертные, строили интриги сородичи, там, у подножия, болезнетворным гноем расползался Шабаш, горстка безумных психов, настоящее бельмо на глазу, не стоило забывать и о смутьянах-анархах - неблагодарные твари знать не знали о последствиях и порядке. На безоблачном небе застыл белесый диск полной луны, окутывающей фигуру принца могильным, холодным светом. Вздулись желваки.
Санта-Моника совсем недавно отошла под власть Камарильи, но уже скоро все в вверенном городе в полной мере это ощутят. К некоторой досаде, на данный момент положение было крайне шатким. Предстояло много работы, требовались решительные меры и верные сторонники. Особенно они. Усердные исполнители, заинтересованные в преданном служении, те, на кого можно было рассчитывать. Себастьян развернулся и подошёл к рабочему столу, лёгким прикосновением нажав на кнопку коммуникатора.  Первая кандидатура к собеседованию была готова.
- Меган, будь добра, вызови ко мне мисс Воерман. - Своей забавной сенешаль Лакруа хоть и доверял, но держал на некоторой дистанции, не спеша посвящать в свои планы. Всё же, целиком и полностью вентру не доверял никому.

Отредактировано Sebastian LaCroix (2013-07-18 18:05:15)

+1

3

В отличии от князя, этой ночью Меган никакие вопросы мирового господства или важности ничуть не беспокоили. Этот день едва-ли обещал быть перегружен работой, а потому малкавианка сидела на краю своего рабочего стола и  тоже смотрела в окно, но не на расстилающиеся внизу  улицы Лос-Анджелеса, а на собственное отражение в стекле. На ней была новая роскошная шляпа с  широкой лентой, завязанной на бант, из настоящей, шелковой органзы. Ткани баснословно дорогой и крайне редкой, особенно  сейчас, когда ее заменил бездушный полиэстер. Но и это по сути было не важно, так как среди вечного шума голосов, Линдлей грезились идеальные, тончайшие нити шелка годящиеся для таких лент, мягко искрящиеся в лунном свете. А еще  хоть и широкие, но даже ночью душные улицы Ургенча, когда-то виденные кем-то из ее Семьи - это  по мнению малкавианки стоило гораздо дороже чем сама вещь. Из плена голосов и чужих образов ее выел спокойный, но властный голос князя. 
- Меган, будь добра, вызови ко мне мисс Воерман.
Линдлей потянулась через стол и легко нажала на кнопку коммуникатора:
- Сию минуту, князь. Вам Крестовую госпожу или Бубновую авантюристку? - жизнерадостно поинтересовалась Меган и никакого личного присутствия сенешаля рядом не требовалось, чтобы ее солнечное обаяние просочилось  даже через динамик коммуникатора и на доли мгновения заполонило собой все окружающее пространство, так же мягко и тихо растворившись, как и последний отзвук ее голоса.   Видать сам Малкав,  пуская корни в ее душу, огляделся по сторонам и рассудил: " Вот тут вот будет шляпная комната, а там воздушные замки, а здесь... а здесь я, пожалуй,  оброню осколок солнца. Потому что солнце в темной вампирской душе, покачивающееся у Зверя на самом носу - это забавно". Посмотрел отец на полученный результат,  решил что вышло довольно лепо, усмехнулся и  задремал,  уютно свернувшись клубком где-то на задворках сознания Линдлей. Вот и сияет теперь малкавианка по поводу и без.
- Терезу Воерман -  спустя мгновение уточняет князь, видать уже привыкнув к причудливой манере речи своего сенешаля. 
- Уже звоню - снова откликается малкавианка отпустив кнопку свободной рукой сняв трубку и набирая знакомый номер телефона.  Телефон пропускает пару гудков, а потом на том конце провода кто-то берет трубку:
- Чудесной лунной ночи тебе дорогая! - почти напевно произносит Меган, точно зная, что трубку по этому номеру возьмет только какая-то из двух сестер. - К кому мне выпало удовольствие дозвонится? К величественной умнице или роковой красавице? 

Отредактировано Megan Lindley (2013-07-18 18:29:45)

+2

4

Сестры. Бесспорно близнецы. Чтобы убедиться точно, надо взглянуть на их свидетельства о рождении. На настоящие свидетельства, пожелтевшие от налета времени, готовые рассыпаться от ваших ненасытных прикосновений. А не на те, что предъявляют их гули в министерства иностранных дел для получения паспорта или очередной визы. Маскарад должен быть соблюден, и это не политический лозунг – это вопрос выживания.
Средства к существованию они добывают так: договариваются о территории, берут ее под свой контроль, а потом берут что хотят. Это не круто. Просто такой бизнес. Обычно, за чертой законности. Просто бизнес без излишеств добродетели. Для этого они слишком умны и пресыщены.
У них многое общее: клуб, косметика, сигареты. Неугомонные хищницы в мегаполисе XX века. Они каждую ночь направляются на охоту, имея две головы и одно сердце. Страсть течет сквозь них, как река крови. Иногда они договаривают друг за друга фразы. У них один голос, но всегда разные интонации.
Первая сестра - Жанетт. Иногда ее предки являются и выглядывают из ее зеленых глаз, как из окон. Это выглядит очень пугающе. Вторая сестра - Тереза. Многие – и мужчины, и женщины – говорили ей, что она красивая. Ей непонятно, что именно они имели в виду. Когда она смотрится в зеркало, в нем не отражается красота. Только ее лицо.
Они ничего не ждут. Просто годы уже ничего не значат. Сны редки, улицы больше не задевают их. Они остаются на краешке времени, непреклонные, целые и невредимые, всегда – по ту сторону, за пределом. Однажды вы откроете глаза и увидите кого-то из них. А потом на вас опуститься боль и тьма. Тереза и Жанетт мечтают сорвать вашу душу как цветок, чтобы украсить свои платиновые волосы.
К телефонному аппарату подошла Тереза. Сегодня ночью решалось ее будущее. Сквозь легкое потрескивание связи раздавался голос сородича. Женский голос имел мало значения для нее. Гораздо важнее, что звонила ей дитя Луны. Общий отец, коронованный василиск, даровал им провидение и безумие. Они обе хранят в себе его имя. Имя, способное обратить скалы в прах.
Она вдохнула воздух, чтобы произнести:
- По ком звонит колокол, сестра? – спросила хозяйка элизиума придушенным голосом. Ее взгляд был устремлен внутрь золотого узора багряных обоев.

Отредактировано sisters Voerman (2013-07-26 09:51:02)

+2

5

Владислав Лайбах направлялся к величественному небоскребу, будто игла, пронизывающим ночное небо Санта-Моники. Снова служебная машина, и за рулем шофер его фирмы, и снова неизвестность. Он начинал уже привыкать к этому. Соблюдение Пятой Традиции, бесспорно, было обязательным – выразить почтение к Князю было необходимо. К тому же, совсем недавно он с честью защищал Маскарад, и его не в чем было упрекнуть – лишь припомнив прошлое. Но кто станет ворошить пыльные архивы?.. Или его недруги еще не спят вечным сном, а стоят по обе стороны престола Князя, и охраняют его от врагов?..
Этого он не знал.
В безоблачном небе ярко сияла полная Луна, будто второе Солнце. Поток машин был нескончаемым, будто река, несущая свои воды неизвестно куда.
Нет, страха не было. Была лишь решимость служить своему клану, клану аристократов, великих правителей и завоевателей. Быть одним из сынов могучего клана Вентру не на словах, а по своей сути. Исполнить свое предназначение. Или уснуть вечным сном. Третьего было не дано – он устал прятаться и притворяться.
Они почти подъехали. Взяв дипломат с документами, Владислав на всякий случай пересмотрел новые списки аффинированных  лиц. Если он больше никогда не вернется – то должен быть уверен, что отдает свое дело в надежные руки. В последнюю очередь он перечитал еще раз копию завещания. Да, все было составлено верно. Половина денег - на благотворительность, половина - дорогим ему людям.
Его он спрятал подальше, чтобы ни у кого не возникло соблазна прочесть его раньше срока. А затем закрыл на кодовый замок, и передал дипломат шоферу со словами:
- Подождите меня здесь два часа. Если я не вернусь…Заедете в фирму и отдадите это на ресепшн. Там знают, что с этим делать.
Затем он вышел из машины, захлопнув за собой дверцу, и направился к небоскребу твердым и уверенным  шагом. 
В последний раз взглянув на полную Луну, сияющую в небе, он решительным жестом нажал на кнопку звонка.
- Пятидесятый этаж. Заместитель директора по безопасности холдинга "Romanian Domain"  Владислав Лайбах. Меня ожидают, - негромко произнес он в коммутатор. А затем решительным жестом распахнул дверь навстречу неизвестности. 
В полумраке ночного холла он протянул румынский паспорт, ожидая временный пропуск.
- На прием, - равнодушно произнес он и, забрав пластиковый квадрат и паспорт, проследовал к лифту.
Нажав заветную кнопку, он посмотрел на себя в зеркало. Поправил галстук и волосы.
А затем тем же уверенным шагом направился в кабинет, где должен был находиться Князь.
Пару раз постучав – чисто из вежливости, и нажав на ручку двери, он встретился взглядом со странной девой, сидящей в приемной как секретарь.
- Доброй ночи. Мое имя Владислав Лайбах. Я пришел выразить свое почтение Себастьяну Ла Круа, - произнес он с едва заметным румынским акцентом.

+3

6

Стоило Меган услышать этот голос и эти интонации, как ее губы дрогнули и растянулись в широкой улыбке. Пасьянс складывается - это должно быть неплохим знаком. Она любила, когда события, казалось бы случайные,  изящно нанизывались на нить одно за другим - это всегда было похоже на кружева или  на танец и то и другое было завораживающим.
- По тебе. И время не то, чем мы сегодня богаты - тут же ответила Линдлей. Сестры ей всегда нравились, не важно ссорились ли они между собой, или мирились, действовали сообща или нет. В любом случае они приносили в этот мир с собой что-то особенное, в этом не было согласия, и не должно было быть, а потому это было особенно прекрасно, а их клуб малкавианка находила, пожалуй, самым уютным заведением из всех известных ей в этих краях. А потому...
- Знаешь, небо над башней немного хмурится сегодня...  - произнесла Меган  и тут ее внимание отвлекла вспыхнувшая на коммуникаторе кнопка холла.
Ох... мы кого-то еще ждем? Иначе с чего бы наивноокому шарику меня беспокоить сейчас?
Линдлей снова через весь стол потянулась к кнопке коммуникатора.
- ... но синоптики грозы не обещали.
В этот момент шнур от телефона задел стаканчик с  ручками  и он, с пластиковым звоном полетел на пол, на ходу  теряя три ручки, два карандаша, хищно клацнувший степлер,  ластик и пару скрепок.  И если все канцелярские принадлежности смирно разлеглись у стола, то стаканчик все катился и катился  вперед ровно до тех пор пока не стукнулся о порог замерев на месте.
"Глаза Хаоса"
- Если только Белый Рыцарь не спутает всей колоды.
Пальчик Линдлей ткнулся  в кнопку коммуникатора:
- Тут  какой-то тип к господину Лакруа, говорит что Заместитель директора по безопасности холдинга "Romanian Domain"  Владислав Лайбах - бодренько сообщил в динамик Чанк, похоже пончик, который он жевал ранним вечером пошел ему на пользу.
- Ой-йой, он уже на пороге, а у меня тут бунт канцелярских принадлежностей, так что спешу пожелать тебе легкой дороги и затихаю -  тихо и спешно прошелестела в трубку Меган  и нажала отбой, щелкнув еще одну кнопку на коммуникаторе:
- Княяязь, - голос Меган теперь тихо подкрадывался как приливная волна, - к вам тут - глубокий вдох - Заместитель-директора-по-безопасности-холдинга-"Romanian-Domain" -Владислав-Лайбах - выдох. На одном дыхании отчеканила  мало что значащую для нее длинную тарабарщину Линдлей. - Говорит, что ему назначено.   
Выслушав ответ малкавианка кивнула и  переключившись на холл благословила пропуск Лайбаха в здание. А в следующий момент  уже галопом  неслась к двери за стаканчиком и беглыми канцелярскими принадлежностями, поставив его на стол и ухнув в кресло за мгновение до того, как двери открылись.
- Доброй ночи. Мое имя Владислав Лайбах. Я пришел выразить свое почтение Себастьяну Ла Круа - произнес вошедший мужчина и на лице Меган снова появилась солнечная улыбка.
- И вам ясной луны на небе. Я Знаю - кивнула малкавианка и снова нажала на кнопку коммуникатора. - Князь, Владислав Лайбах в приемной, ожидает аудиенции.

Отредактировано Megan Lindley (2013-07-27 02:15:55)

+4

7

- …Говорит, что ему назначено.
Да, пропустите его. - Раз назначено. Вампир грузно бухнулся в кресло, устало растирая веки, пальцы второй руки рассеянно играли с двумя шариками, едва ощущая холод железа. Румынский гость пожаловал… Неожиданно рано. Некто Владислав Лайбах. Вынырнувший из тьмы бесчисленных ночей мятежник, на которого в сороковых была объявлена Кровавая Охота. И как он уцелел? Неблагонадёжный, мягкосердечный, осмелившийся отринуть… Или же нет, не так - слишком слабый, что бы принять вековые устои изгой. Окончательная Смерть стала бы избавлением для него. Мутная история, недостоверная информация. Надо будет узнать его версию событий. Любопытно будет посмотреть, что представляет из себя данный сородич. Очень любопытно… Возможно, минувшее время его изменило, закалило? Одиночке куда сложнее выжить. В прошлом, вентру был верен камарилье, возможно, на что-нибудь и сгодится. Скоро все вопросы найдут свои ответы. А покамест…
Себастьян глянул на часы. В самое ближайшее время должна была приехать пунктуальная Тереза Воерман. Строгая, амбициозная дамочка, владелица клуба. Просочилась информация, малкавианка хочет занять место барона Санта-Моники. Отменять встречу… Не-ет. Невежливо. Да и было кое-что поинтереснее. Хочет титул? Почему бы нет… Но для начала, пусть сослужит службу, конкуренция только подстегнёт, а зарвётся... Он подрежет ей крылья раньше. Достаточно укрепив позиции, низвергнет и растопчет. Быть может, столь радикальных мер не понадобится. Это будет увлекательная игра.
От раздумий отвлёк сигнал коммуникатора.
- Князь, Владислав Лайбах в приемной, ожидает аудиенции. - Взгляд скользнул по шерифу, каменным изваянием замершему у входа в кабинет, всем своим видом пугая слабонервных, олицетворение карающей длани князя. 
- Пусть заходит. – Лакруа аккуратно положил шарики в шкатулку и встал из-за стола, подойдя к окну. Повёл плечами, хрустнув мёртвыми сухожилиями, сложил руки за спиной. Створки импозантных дверей распахнулись. Лакруа неторопливо развернулся, уголки губ князя тронула радушная улыбка, холодные серые глаза изучающе впились в гостя.*
Говорят, первое впечатление самое верное - много ли правды в этом?

* "Благоговение"

Отредактировано Sebastian LaCroix (2013-07-29 14:17:50)

+3

8

Меган Линдлей. Сенешаль Князя. Именно от нее Тереза слышит заветное: "По тебе".
И мир распадается на блестящие осколки. Звон разбитого зеркала режет тонкий слух. Это происходит, как и в первый раз - внезапно. Словно оглушительный выстрел в затылок. Осколки-пули проникли под кору головного мозга. Их не извлечь, да она и не даст. Гордая вампирша.
Замерев на месте, хозяйка элизиума теряет голос, лишаясь права говорить. Она превращается в слух, отвергая остальные чувства. Тело выгибается дугой, выставляя на обозрение белоснежные клыки. Те самые, что как бритвы вспарывали вены несчастных. А Сенешаль все продолжает говорить, говорить своим карамельным голосом. Тягучим и золотистым, как узоры на проклятой стене ее спальни. Только придыхание и растянутые гласные на том конце провода.
- Если только Белый Рыцарь не спутает всей колоды.
Морок теряет свою силу, а зеленые глаза наливаются ядом. Фраза, заставляющая отвергнуть чужое очарование. "В этот раз никто не помешает мне добиться желаемого!"
Обретая себя, умница шепчет:
- Славно, что не на бледном, дорогая. - улыбка касается ее губ, смягчая черты надетой Маски. - Белого я переживу.
Меган продолжает окутывать неповторимой интонацией, успевая тысячу дел сразу. Тереза же отдаляется, прячась в свои мысли с каждым последующим словом рыжеволосой. Извилистая тропинка к баронской короне обретает очертания. Удовлетворение потихоньку заполняет каждую клеточку тела, соперничая с жгучей ненавистью к неизвестному сородичу. К двоякости малкавианки не привыкать.
Собираясь без спешки, с достоинством, Тереза критично осматривает свое отражение. Серый костюм подходит к ее пепельной коже. Подарив себе горькую улыбку, малкавианка преображается на глазах. Мертвое сердце это еще не повод выглядеть трупом.
Напряжение вперемешку с азартом растекаются по телу, как перед броском. Неповторимая гамма чувств. Последний брошенный взгляд, и хозяйка покидает свои апартаменты. Вниз на лифте, по коридору за барную стойку, покидая облюбованный Asylum через пожарный выход. Холодный ветер не кусает бархатистую кожу аристократки.
Шофер, отбросив мелькнувшую алым сигарету, отвешивает полупоклон, пропуская хозяйку вперед. Отблески уличных фонарей рисуют пасти невиданных зверей на капоте. Она их не замечает или просто делает вид. Нужно ведь что-то посерьезнее, чтобы напугать Терезу Воерман, не так ли?
Садясь в салон автомобиля она неустанно повторяет свою мантру:
- Построили башню из камня и яда. Без доброго слова, без доброго взгляда. Озлобленный сдобен, кусачий укушен. Гулять по ночам всяко лучше снаружи*.
Тереза уже почти не помнит чувственный голос Меган, так приятно щекотавший ей горло. Хорошее быстро теряется в памяти сородичей.





*Карта Таро "Башня" из под пера Н. Геймана "Пятнадцать карт вампирского Таро".

Отредактировано sisters Voerman (2013-07-30 13:41:12)

+2

9

- Благодарю, достопочтенная, - слегка кивнув, произнес Лайбах, и даже слегка улыбнулся ей в ответ – чисто из вежливости. Если честно, ему было не до улыбок, сейчас он ощущал себя повстанцем с гранатой в руках, идущим против немецкого «Тигра» под свинцовым дождем из пуль. Он жаждал довести дело до конца, но осознавал, что играет с огнем, способным во мгновение ока испепелить его, подарив Окончательную Смерть. 
- Пусть войдет, - прозвучало, подобно приговору.
Еще раз взглянув на слегка странную деву в шляпке, которую он, кажется, где-то видел, и совсем недавно, он с той же решимостью в почти черных глазах шагнул в распахнутые перед ним двери. «Все или ничего». 
Мягкие, успокаивающие звуки оперной музыки, еще шаг вперед, навстречу Князю, который медленно развернулся к нему и улыбнулся радушной улыбкой – и еще что-то, неуловимое, разлитое вокруг Князя в воздухе, что-то очень родное, доброе, к чему хочется подойти поближе, чтобы согреться в этих лучах. Он прекрасно знал, что это такое, но не имел ни малейшего желания нарушать иллюзию долгожданного покоя.
Монады «Благоговения» поневоле заставили Лайбаха совершенно искренне и по-доброму улыбнуться Князю в ответ. В черных глазах Владислава мелькнули теплые отсветы.
Приложив раскрытую правую ладонь к груди, и слегка поклонившись, он произнес:
- Приветствую Вас, Князь. Я пришел, дабы соблюсти Пятую Традицию.
Распрямившись, и по-прежнему смотря в стальные серые глаза, он продолжил – без тени страха и заискивания:
- Я желаю, чтобы мое дело пересмотрели, дабы по-прежнему служить нашему великому клану и Камарилле. Цепь досадных недоразумений и злого умысла моих недоброжелателей послужили причиной того приговора. Меня заставили пойти против чести, предать свою Родину, что было невозможно. Искренне верю в Вашу справедливость. 
Владислав совершенно не рассчитывал на награды и звания. Он знал, что в клан будет сложно вернуться, и что его буду долго и тщательно проверять, а, возможно, даже попытаются использовать, а затем устранить. Но желание быть с Сородичами перевешивало все.
Если бы он был смертным, сердце бы его гулко и часто стучало, ожидая приговора.
Время застыло. Сталь глаз Князя, будто занесенный над ним меч, холодная сталь.
Он не боялся ничего. Все было в руках Каина.

+2

10

- Славно, что не на бледном, дорогая. Белого я переживу. - сказанное Терезой немного приободряет Меган, спутанная колода сразу становится не таким уж и бедствием. Так или иначе все сложится, провидение Терезу не оставит. Другое дело, чтобы оно не оставило и их - в этой башне находящихся. Когда кругом рыщут шакалы и драконы, узнать, что мыши подточили основание только потому, что  хозяева сами недосмотрели, позволили, были слишком горды, чтобы уделить такой мелочи внимание,  не слишком приятно.
Гость выглядит так, как его описало видение, неуютно, напряженно, неуклюже. Кажется он сам себя убеждал сделать следующий шаг, а потом еще один, даже ответная улыбка его выглядела вымученно приклеенной. Линдлей совсем не нравились такие улыбки.  Пусть холодные, пусть коварные или жестокие, а может даже изредка светлые, но не такие.
Как увидишь, что я доехал до поворота, махни мне платком. А то я боюсь совсем упасть духом.*
Меган мысленно вздохнула и подперла ладошкой щеку, наблюдая за тем, как получив приглашение от князя гость топает к дверям в кабинет.
- Рукоплещут тем, кто в худшем поединке дня,
Способен не упасть с коня.
- промурлыкала вампирша так, чтобы кое-кто прежде чем толкнет двери успел ее расслышать.
Когда же некто Владислав Лайбах  скрылся за дверями Меган, с видом заправского фокусника, выудила из стола стакан, один из тех, которые в приемной держат для гостей и для всяких случаев в ее долгом вампирском посмертии. С бесшумным изяществом, которому позавидовал бы любой домушник малкавианка подкралась к стене и приставила к ней стакан, сняв свою расчудесную шляпу (держа ее в свободной руке), приложила к нему свое чуткое вампирсоке ухо.
Хороший Сенешаль должен знать, какое настроение у князя, о чем он думает, чего планирует, чтобы не сболтнуть приходящим лишнего и не забыть сказать нужное, вовремя появится и вовремя уйти, пока в тебя не начали метать гром и молнии. Особенно если от благополучия князя зависит твой уют и безопасность. Ну, а как еще ей бедняжке справятся со своими обязанностями, когда  сам князь такой тихушник, да еще и нередко забывает, что его Сенешаль просто кладезь ментальных талантов?  Только так, старыми дедовскими методами, как говорится.

*слова Белого Рыцаря. Льюис Кэрролл. Алиса в Зазеркалье

Отредактировано Megan Lindley (2013-07-30 21:40:21)

+2

11

Лакруа благосклонно кивнул, приветствуя гостя. Выглядел он старше, чем сам принц, но это значило лишь то, что обращён был позже. У незнакомца был ровный, приятный голос, предательская дрожь отсутствовала. Сородич прекрасно держался, что невольно внушало гордость за собственный клан.
- Надеюсь и верю, произошедшее было лишь досадным недоразумением. – Вампир говорил медленно, тщательно подбирая слова, с мастерством прирождённого манипулятора играя на струнах души. Элементарная вежливость, Dignitas не должно быть принижено, князь - суть воплощение закона и традиций. Да и враги ни к чему, итак полно. - Могу заверить, Ваше дело будет пересмотрено со всей возможной тщательностью, а пока располагайтесь поудобнее, выпьем по бокалу витэ, расскажете свою историю, впечатление от города. – Незримыми волнами растекался по кабинету мягкий, вкрадчивый голос. Себастьян легко улыбнулся уголками губ и плавным жестом указал в сторону пары изящных кресел викторианской эпохи, расположенных в углу кабинета, перед маленьким столиком – это должно было создать более доверительную атмосферу, - после чего нажал на кнопку коммуникатора. 
- Меган, милая, принеси нам с господином Лайбахом графин витэ. – Естественно, отборного. - Вы какое предпочитаете? - Но не за одним витэ её позвал, малкавианка обладала даром “читать” ауры, было бы интересно узнать, какие настроения испытывал гость, не запятнан ли диаблери, да и просто, как ценителю прекрасного, приятно посмотреть на красивое женское тело, послушать необременённое глубоким смыслом щебетание - всё равно ведь подслушивает за стеной, бестия. Наверняка так.
Лакруа медленно опустился в кресло, аккуратно сложив руки на подлокотниках, задумчивый взгляд уплыл куда-то за стекло окна, в ночь.
- Настали тёмные времена, враги стаями шакалов увиваются поблизости, ожидая момента, когда Камарилья даст слабину, - вентру широко взмахнул, указывая раслабленной кистью на мир за окном. - немногие в городе понимают всю серьёзность происходящего, не всем можно верить, не на каждого можно положиться. – Хорошо знакомая игра на чувстве значимости, близости, возможность почувствовать себя нужным, причастным к великому. Вампир мрачно заглянул под веки собеседника, в серых глазах плескался колючий северный холод. Что ж, хочет быть полезным, заслужить прощение – прекрасно. Просто прекрасно. Они нужны друг другу, осталось только донести эту мысль до Лайбаха. - Ваш вклад в наше великое дело будет оценен по достоинству. – Выверенная пауза. Сдержанная улыбка, в контраст прошлому - оттаявший, чистый взгляд, сияющий тёплым светом. - И.. Я рад Вас видеть, брат*. – Что-то искреннее в этом всё же было. В глубине "стальных" глаз князя плясали смешливые огоньки, будто разговаривал со старым знакомым.

* брат по каину, иной вариант - сородич

Отредактировано Sebastian LaCroix (2013-08-03 17:48:49)

+3

12

Электрический свет щедро стелился по асфальту в угоду человеческому прогрессу. Блестящие машины мелькали по обоим сторонам движения, ослепляя пешеходов горящими фарами. В Лос-Анжелесе жизнь била ключом круглосуточно. Особенно в престижных кварталах, где и располагалась башня Вентру.
Никого из сородичей не удивила клановая принадлежность нового Князя. Аристократы давно внушили всем свое право на лидерство. Безусловно, остальные камарильцы видели иначе роль своих кланов в будущем, но обычно молча и про себя. А вот Тереза считала неуместным занять трон Князя. Не потому что была не достойна такой должности, просто у детей Малкова иное предназначение в мире тьмы.
Покинув салон машины, она бодро поднялась по лестнице в фойе здания. Пару минут молчаливого ожидания и "сканирования" физиономий гулей из прихвостней Шерифа. Охрана довольно быстро сверилась со своими записями, и высокий мужчина в черном костюме проводил ее до лифта. Где находится пентхаус Князя она была осведомлена.
Поднимаясь наверх в железной коробке "Отис", блондинка гадала о поведении сестры на прошедшем званном вечере. С той памятной даты никто из близнецов не появлялся а гостях у ЛаКруа, и хозяйка элизиума нервничала. Единственная надежда теплилась в ее сознание: теплое приветствие Меган. Конечно, насколько может быть теплое приветствие от девушки, умершей около восьмидесяти лет назад.
"Интересно, если бы в гроб были бы вбиты шесть гвоздей, сохранились ли кости по сей день?", - задалась вопросом Воерман, плохо разбиравшаяся в процессах разложения тел. А вот по моральному упадку она бы получила профессорскую должность благодаря урокам Жанетт. От фортелей, что выкидывала младшая сестра Тереза впадала в отчаяние. Это просто не укладывалось в пуританской голове карьеристки. И все попытки вразумить родственницу шли прахом, толкаю первую на новые подвиги. Это было до странности извращенное соревнование двух мировоззрений.
Открывшиеся взору интерьеры радовали глаз, Тереза заулыбалась. Неспешно, с горделивой осанкой, малкавианка шла навстречу хозяину города. она очень тонко, но чутко чувствовала, что в скором времени в этом убедятся даже слепцы и глупцы.
Ее каблучки предусмотрительно глухо постукивали по ковровой дорожке, выдавая ее появление. Дружественный взгляд зеленых как омут глаз устремился на хорошенькую малкавианку со шляпой в руках. Тереза улыбнулась и морщинки в уголках глаз проявились как рябь на воде.
- Доброй ночи, Сенешаль. - Тереза слегка поклонилась. - Меган. Сенешаль. А косарь до сих пор у него? я бы не отказалась от твоей компании, если ты не занята?
Что на самом деле хотела в данную минуту Тереза не знала даже она сама.

+2

13

Каждое слово Князя отзывалось в душе Владислава сладчайшим звуком райских песнопений. Хотелось облегченно выдохнуть, рассмеяться, не сдерживая подступивших к горлу эмоций, и даже – о ужас! – припасть перед ним на одно колено, и благодарить, горячо, неистово, страстно. За то, что сбылись лучшие из мечтаний, за то, что к нему вновь обращались уважительно, за то, что он не поверил клевете его врагов, опорочивших его доброе имя, за то, что он сейчас предлагал разделить с ним трапезу, за это давно забытое обращение из уст другого Сородича «господин» - как же долго он ждал этой минуты!... «Мой Князь, подобный негасимому Солнцу, озарившему беспросветную ночь – негасимому Солнцу, что одинаково легко дарует жизнь и смерть, ты мне веришь!...Ты меня спасешь, я знаю! И я снова вернусь домой, как равный среди равных! Как один из Сородичей, один из детей нашего Бога!  О Каин, как тяжело было остаться одному и отринуть все, что было дорого, как тяжело было выбирать между честью и верностью клану, как тяжело и больно было умирать, впадая в торпор, чтобы жили другие, простые люди, жили и были счастливы. Но я знал, что однажды Тьма лжи и клеветы развеется. Я верил!..»
Но здравый смысл – дитя опыта, будто старший друг, удерживающий от безрассудства, шептал другое:
«Будь осторожнее, Влад, тебя могут использовать. Твою любовь и преданность могут обратить во зло, связать тебе руки твоим же словом. Не поддавайся чувствам, это всего лишь минутный порыв, смотри в будущее, не покажи своей слабости, не утрать этого уважения, не утрать своей чести. Ведь ты отвечаешь не только за себя, но и за каждого из тех людей, кто тебе доверился. Они ведь не пешки. Будь благоразумен. Не выказывай своего неистового желания отдать всего себя во имя служения высоким идеалам – потому что остатки твоей жизни могут у тебя отнять, и сочтут это верным».
С трудом сдержав изначальные порывы, Лайбах с вежливой и открытой улыбкой произнес:
- Я предпочитаю кровь молодых людей и девушек, до двадцати пяти лет, милорд. Молодая кровь несет много жизни.
Одновременно опустившись с Князем в кресло, и слегка сжав правый подлокотник, он заговорил в ответ на его речи – и данную им призрачную надежду, зазвучавшую в слове «брат»:
- Будьте уверены, мой Князь, если речь зайдет о защите Ваших интересов на этой земле, на меня Вы можете положиться так же, как на себя. Мне известно о том, что настали темные времена, и Шабаш бросает на нас своих тварей, свора за сворой, стараясь взять числом. Они пытаются отнять у нас наше имущество, нашу кровь, заставить нас бояться их, склонить перед ними голову. В Лос-Анжелесе моя фабрика успешно пережила уже вторую попытку незаконного захвата, мы отбились своими силами. Нетрудно догадаться, кто за этим стоял. Когда-то я защищал границы нашего домена в Румынии от Извергов. К тому же дряхлеющая Османская Империя время от времени давала о себе знать, посылая тех, кого сейчас назвали бы «террористами». Среди них были и ассамиты. Так что воевать и вести дела я умею. Если мы обсудим стратегию, я вполне могу помочь Вам своими умениями. В землях Нового Света делать будет не так сложно. Города удобны для того, чтобы обороняться. Много полиции, которая может быть к нам лояльна – если не знает лишнего, ею на худой конец можно отвлекать шабашитских малолеток, много государственных чинов, которые заинтересованы в том, чтобы не допустить хаоса в стране, и при этом вполне можно сохранять Маскарад. Мы не будем брошены на произвол судьбы, как на трансильванских рубежах.   
И все-таки, чтобы Вам было ясно. Из-за чего именно на меня была Кровавая Охота. Я работал на русскую разведку, чтобы не допустить гибели ни в чем не повинных людей от коричневой чумы фашизма, плюс возглавлял Сопротивление. Вопреки чьим бы то ни было указаниям. По негласному соглашению Румыния уходила Гитлеру. Не мне судить, верен ли был этот шаг, возможно, те времена диктовали именно такое решение. Но я не мог пойти против своей чести и смириться. Разумеется, Маскарада я не нарушал. Потомков не создавал. Это было надуманное обвинение. Слово дворянина.   

Говорил Владислав степенно и обстоятельно, но с каждым словом все более -  с жаром, при этом Вентру старался не выглядеть в глазах Князя как пресмыкающееся создание, пытающееся оправдаться. Он полностью верил в свою правоту, и действительно был до конца лоялен новой власти. Ведь обретя покровительство в лице Себастьяна Ла Круа, он мог получить все, что хотел. Не просто прощение – а полное восстановление собственной репутации, положения, доброго имени. А самое главное – сбывшуюся мечту.
Если бы любой из владеющих «Чтением Ауры» посмотрел бы на него, то увидел бы чистейшие, яркие краски утренней зари: голубой, золотистый, розовый, красный – без малейших черных полос.
В чем-то выводы Сенешаля были верны, более чем верны…
Лайбах сделал свои выводы. Нужно было быть полезным Князю – во всем. Очень полезным, но при этом не приближаться слишком тесно, и не возноситься слишком высоко. Ведь лучи Солнца могут сжечь крылья его мечты, а с высоты так больно падать…

+3

14

Меган не нужно было видеть князя, достаточно было услышать доверительные интонации первых слов чтобы сообразить, что Лакруа только что огорошил гостя ударной дозой присутствия. Малкавианка тихонько порадовалась, что она сейчас не там в кабинете, а тут в приемной со стаканом. Оказаться под влиянием подобных сил Линдлей не хотелось как минимум потому, что в сочетании с ее и так довольно хорошим к Князю отношением, бедной Меган останется только попросится на ручки и надеяться, что ей расскажут пару сказок на утро, пусть и о деньгах или грамотном управлении подданными.
Нет, ну все-таки правду говорят, хочешь насмешить патриарха, поделись с ним своими мыслями и вот Князь уже зовет тебя принести ему и гостю графинчик витэ... туда где только ангелы на арфах сейчас не бренчат распевая оды хозяину башни. Хей, так не честно я же пропущу часть разговора! - Мысленно вздохнула малкавианка, но отлипла от стены определенно не раньше, чем услышала ответные пожелания Лайбаха. Спрятав стакан на место Линдлей только оставалось оперативно добыть обозначенный "графинчик" для гостя и для князя, а то гости обычно редко согласны пить в гордом одиночестве.
В этот момент  из динамиков послышалось бодрое сообщение о том, что Тереза Воерман уже в башне, а когда малкавианка соорудила условно стойкую конструкцию из графина и пары бокалов на подносе, тут ее внимание привлек  сначала звук каблуков, а после зашедшая в приемную Тереза.
Как только это произошло, все пространство вдруг ожило и встрепенулось, словно до этого тихо спавший зверь. Голоса оживились, хоть и продолжали оставаться на дистанции фонового шума, четче стали линии и углы. Через них, словно нить, легко потянулись слова.
- Меган. Сенешаль. А косарь до сих пор у него? Я бы не отказалась от твоей компании, если ты не занята?
-И тебе светлой луны, - радостно просияла Линдлей, в ответ на приветствие, опять озаряя таинственным светом окружающее пространство. Кивнув на вопрос о госте, Меган снова водрузила шляпу на голову. - Семейное воссоединение оно такое... сама знаешь.
Сенешаль ловко подхватила поднос и пошла к дверям в кабинет.
- Сейчас, сестра, проведу разведку боем, - весело подмигнула Линдлей. - Может Его Высочество и не станет томить тебя долгим ожиданием. Если нет, я вернусь и с удовольствием составлю тебе компанию. - сказав это, сенешаль толкнула свободной рукой двери и зашла в кабинет.
Как только двери за ней закрылись, на малкавианку тут же обрушилась ударная доза благоговения и первыми двумя мыслями девушки, как только она посмотрела на князя было "На ручки!" и "Сказочки!!!".
"Стоп-стоп-стоп-стоп. Спокойно, шляпка меня береги. Может мне такую выходку и простят, но если серьезно, я же не хочу, чтобы после такого мне "случайно" объявили ордалию за подрыв репутации  камарильи перед гостями" - собрав всю силу воли, которой у малкавианки было не так уж и много, решила она.
С такими мыслями, а они надо сказать хорошо отрезвляли, Линдлей пошла к двум мужчинам.
- Князь, Крестовая госпожа уже в приемной и ожидает аудиенции с вами. Ее пригласить или сказать чтобы немного подождала? - Сообщила Меган, поставив поднос с на столик и разлив витэ по бокалам, в точном соответствии с предпочтениями вентру. После чего протянула наполненный бокал Лайбаху.
Восприятие Ауры
А вот сохранить невозмутимое выражение лица при виде дикой пляски хоть и  вампирски бледных, но чистых цветов в ауре, которые сплетались в дикие узоры мятущихся чувств, было нелегко, хотя Линдлей легко могла перекрыть их дружелюбной улыбкой. Малкавианке нравился такой хаос похожий на танцы фей в их зачарованном круге. Да и в целом гость выглядел лучше, много лучше чем тогда, когда  вошел в приемную.
Ну-ну, так намного лучше, плохо было бы сдаться тогда, когда все самое главное еще не произошло.
Отдав бокал Меган обернулась к Князю ожидая ответа на вопрос о Терезе.

Отредактировано Megan Lindley (2013-08-11 21:22:13)

+4

15

Лакруа слушал, не перебивая, изредка кивал, показывая внимание, заглядывал во тьму глаз напротив, подмечая детали, почти не замечая, что костяшкой указательного пальца рассеянно трёт бровь - то немногое, что осталось от людских привычек; осязание было незначительно притуплено. А речь всё лилась и лилась, пробуждая перед глазами смутные картины былого. Цветные и мрачные. Эйфория и ярость, боль утраты и радость приобретения – далёкими отсветами плясали в глазах. Вторая мировая. Мрачное небо и багровая земля, укрытая снегом. Одинокий, молодой вентру плывёт в неизвестность, к землям Нового Света, осваивается, открывает бизнес, начиная снаряжать противоборствующие коалиции - это оказалось  ловким ходом, позволившим прочно встать на ноги - в то время, как смертный скот опять играл в войнушку, незримые владыки перекраивали мир под себя. Но удалому румынцу нет нужды знать всей подоплёки, его дело  служить - на благо Камарильи и самое главное, на благо ему, Себастьяну Де’Лакруа. Лишь очередная ступень на  пути к вершине. Разумеется, верная служба будет щедро награждена – оно того стоит, прочные отношения дороже материальных благ.
Дряхлые старцы, старейшины, неотвратимо тонущие в бурной реке времён, но никак не желающие выпускать штурвал. Ваше время прошло – дай дорогу! Когда у тебя в распоряжении вечность, а эмоции начинают постепенно притупляться, погружая в глухую пустоту, начинаешь искать всё новые способы пощекотать ледяную кровь, прогнать тоску, наполнить существование смыслом, целью. Азарт хищника прекрасно подходит!
Надуманное - это серьёзное обвинение. Но “справедливый суд” не всегда справедлив. – Вампир качнул мыском туфли, разгоняя застоявшуюся кровь. Слово дворянина… Ха-ха, честь. Сам принц с этим понятием обходился весьма вольно, в основном, используя в своих интересах - незачем навязывать себе ограничения, делаясь предсказуемым и уязвимым, пускай их придерживаются другие. Истинно-высшие играют на своих условиях, сражаются и побеждает. Или разлетаются пеплом на ветру.
- Как бы там ни было, у вас будет шанс реабилитироваться. Будьте осторожны и не подставьте под удар меня. Надеюсь, вы хорошо понимаете, что ваше поведение в значительной мере скажется на мне. - Себастьян отвлёкся и скользнул мимолётным взглядом по изгибам тела сенешаль, пальцы ласково легли на затейливую ручку графина. "Ожили" динамики, связывающие с пропускным пунктом. Витэ алой волной разбилось о дно сверкающих бокалов, вентру изящно поднял свой, наслаждаясь дурманящими ароматами, тихой музыкой.
- Кровь невинной красавицы двадцати лет отроду. Франция. Совсем свежая. – Вампир бодро отсалютовал, обаятельно улыбаясь. - С возвращением. - Явных нестыковок не услышал, всё, что смог, узнал – остальное дело времени. Поднять архивы, связи, подёргать за нужные ниточки, всё проверить и перепроверить, поставить наблюдателей. За своими вложениями нужно следить.
- Князь, Крестовая госпожа уже в приемной и ожидает аудиенции с вами. Ее пригласить или сказать чтобы немного подождала?
- Пусть заходит... Если вы не против., – Глянул на сородича с лёгкой улыбкой на устах. Устремил доброжелательный взгляд в сторону двери, не собираясь с первых минут сильно давить на психику. Вообще, сомнительно, что Тереза осознает хотя бы эффект присутствия. А вот Лайбах наверняка и сам так может, да и Линдлей не привыкать. - Меган, присаживайся. - Вкрадчиво произнёс и похлопал по колену, всё так же слабо улыбаясь. Кресла было три. Три одинаковых кресла. Четвёртое будет не в стиле!

Отредактировано Sebastian LaCroix (2013-08-11 23:49:58)

+1

16

Какое-то интуитивное чутье подсказывало Лайбаху, что Князь воспринимает его более как орудие для достижения своих целей и замыслов, нежели как близкого себе, или друга. Что же, это было вполне естественно – да, они оба пережили кошмар войны, но для каждого из них была своя история, и у каждого из них были свои цели. Владислав защищал свою Родину, а Князь, отправившись в Новый Свет, создавал будущее. То самое будущее, в которое Лайбах смог вернуться и получить второй шанс. Было не грех еще раз послужить своему великому клану, Камарилье, да что там не грех – это было нужно и должно. Главное - не совершать прежних ошибок, не возноситься высоко, не воздвигать кумиров, и не ждать слишком многого от других.
Внимательно слушая слова Себастьяна, Владислав слегка кивнул, отмечая про себя, что ему все же не полностью верят.
- Благодарю за этот шанс. Можете не сомневаться – я буду более чем осторожен, и учту прежние ошибки. Каюсь, тогда я был молод и слишком горяч, не следил за своими речами и не рассчитывал сил. Потому что путал гордость и гордыню. Менее всего мне бы хотелось подставить Вас под удар. Скорее я приму на себя то, что принесет Вам вред, не задумываясь, нежели буду трусливо прятаться за Вашей спиной.
Так же спокойно и искренне улыбнувшись Князю, Владислав отпил крови. Она была божественна. Он будто бы снова видел рассвет, вдыхал ароматы сотен лавандовых цветов Прованса, чувствовал легкое дуновение ветра, позволяя себе на краткий миг раствориться в ощущениях чужой жизни и счастья. От удовольствия он даже прикрыл глаза.
Все стало удивительно просто. Он на своем месте. Да, может, за ним будут следить, но это же разумно. Да, может, ему пока не доверяют, но это же очевидно. Его предназначение, смысл его новой не-жизни, то, что заставляло биться уже мертвое сердце – все было предопределено. Полная, абсолютная лояльность – никак иначе. Ее будут испытывать? Что же, Лайбах ни на секунду не сомневался, что выдержит это испытание.
- С возвращением, - произнес Князь, обаятельно улыбаясь ему.
- Спасибо, -  совершенно искренне и доверительно ответил Владислав, отсалютовав бокалом в ответ.
Вошедшей Сенешалю он слегка кивнул и улыбнулся – открыто и искренне. Ему хотелось сделать ей какой-нибудь комплимент, сказать что-то приятное, но – она говорила с Князем. Это могло быть неуместным.
Их беседе с Себастьяном он не мешал, продолжая наслаждаться музыкой и долгожданным покоем. Лишь про себя немного удивился поименованию гостьи – «Крестовая Госпожа». Это должно было что-то означать, но пока он не понимал – что именно. На вопрос Князя Лайбах утвердительно произнес, допивая божественное витэ и ставя бокал на столик: 
- Ни в коей мере. Разве можно быть против компании очаровательных леди?
Все было хорошо. Даже слишком хорошо, чтобы быть правдой.
«Зима закончилась – закончился холод, мрак, закончилось одиночество. Сейчас весна, надежды сбылись, значит, завтра наступит лето, а осень будет еще нескоро. Что же. Не нужно торопить время». 

+2


Вы здесь » Берега без Солнца: Первые ночи » Ночь III и IV » Ночь IV "Испытание лояльности"