Берега без Солнца: Первые ночи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Берега без Солнца: Первые ночи » Принятые анкеты » Michela Rosselini | Джованни


Michela Rosselini | Джованни

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Анкета

• Имя персонажа:
Michela Rosselini

• Внешность:
Michela Quattrociocche
Одевается подчеркнуто женственно, предпочитая пастельные тона, корсеты, частенько - кружево. Всегда идеальный  макияж и маникюр.
1
2
3

• Секта и Клан:
Независимые. Джованни

• Место в иерархии:

• Возраст: 128/24

• Поколение: 8

• Человечность:
5

• Натура:
Перфекционист, Архитектор
• Маска:
Бон Вивант
• Концепция:
Социальная персона, Интеллектуал

• Снаряжение:  В сумочке: чековая книжка, наличные, ключи от автомобиля, ключи от особняка в Вестсайде, веер, мобильный телефон, перчатки, документы, водительские права, косметичка.
Дамский зонтик, в рукояти – «палка дьявола».

• Биография:
Просперо Росселини был, пожалуй, одним из самых успешных предпринимателей семьи Росселини в середине 19 века. Узрев выгоду в снабжении римской армии, он решил искать союза с влиятельным немецким оружейным промышленником Леоном Кенигом. Совместная деятельность  была скреплена банальным, но действенным способом - браком между детьми предпринимателей - Бертрандо Росселини и Эльзой Кениг. Надо отдать должное находчивости Просперо - он сумел пристроить своего младшего и самого бесперспективного сына с выгодой и для него, и для себя. Впрочем и сам брак оказался довольно счастливым. Бертрандо стал на редкость покладистым и любящим мужем, а Эльза – умной и предприимчивой женой, не обделенной деловой хваткой. И в 1843 году, в Неаполе, на свет появилась Микела.

Девочка росла весьма любознательной и сообразительной, чем невероятно радовала деда, разочарованного в младшем сыне. Микела всегда была больше внучкой своего деда, чем дочерью отца, да и Эльза имела на девочку огромное влияние - та практически боготворила свою мать. Тем сильнее был удар от смерти Эльзы во время вторых родов в 1853 году. Ребенка, однако, удалось спасти.

Безутешный Леон пожелал лично принять участие в воспитании одной из внучек, и через год после смерти жены Бертрандо с младшей дочерью Лукрецией отправился в Германию. Опекуном Микелы стал ее дед, в то время уже бывший гулем семьи Джованни.

Следующие четыре года девочка воспитывалась в доме деда, мало интересуясь судьбой отца и сестры, виня последнюю в смерти горячо любимой матери. Просперо, впрочем, был не слишком обеспокоен этим фактом, настроившись на воспитании из внучки достойной наследницы и желая подготовить почву для принятия ее в Семью. Девочка, однако, проявляла мало интереса к экономике, уделяя гораздо больше внимания гуманитарным наукам и медицине.

В 1859 году Просперо дали Становление, и он был вынужден, сославшись на дела, требовавшие его срочного отъезда, отправить внучку на проживание к своей дочери Беартис, в замужестве Джованни. Микела не возражала, особенно познакомившись с Гаспаре - сыном Беатрис. Очарованная обаятельным, но простоватым кузеном, девушка стала его любовницей.

Однако, сей роман хоть и был бурным, но продлился недолго. Через год Микела полностью разочаровалась в обаятельном, но все же простоватом красавце-кузене, и переключила свое внимание на его отца – Валентино Джованни, талантливого врача и потрясающе умного мужчину. И, изъявив желание стать ученицей такого талантливого человека, девушка отправилась ним в Европу, в качестве его компаньонки, помощницы и любовницы.

Жадная до знаний и удовольствий Микела получала огромное удовольствие от всего чему ее обучал дядя, от медицины, до вещей о которых приличной католичке и слышать-то греховно. Почти три года пролетели в бесконечных переездах, посещения тайных клубов, оргиях и, естественно, исправного посещения Церкви по воскресеньям.

Но все имеет окончание, в данном случае пришедшего в виде письма от деда, желающего как можно скорее встретиться с любимой внучкой. Микела вернулась в Неаполь, где Просперо более глубоко посветил ее в семейные тайны и сделал своим гулем.
Очарованная открывшейся перед ней правдой, Микела углубилась в изучение таинств Некромантии, зарекомендовав себя как перспективного кандидата на вступление в Клан. Однако, когда в 1864 году Просперо представил ее Диего Джованни, девушке было отказано, поскольку в тот год ей предпочли Валентино. Становление она получила в 1867 году, от Диего Джованни, будучи протеже уже не только Просперо, но и Валентино, и его Сира.

Микела достаточно долго находилась подле своего Сира, более 30 лет совершенствуя свои умения в Некромантии и мало интересуясь происходящими в мире событиями. Но начало 20 века заставило ее покинуть Италию и отправиться в путешествие по Европе, с целью оттачивания своего мастерства, а также знакомства с самыми разными представителями клана Джованни. Но связи с Диего она не теряла, испытывая глубокую привязанность к своему Сиру.

Европа, всегда крайне благосклонно встречавшая Микелу, не разочаровала ее и в этот раз, пестря разнообразием пороков, свобод и смертей, чье количество наступившее столетие значительно увеличило и разнообразило. Работая с совершенно разными группами некромантов, Микела в который раз поражалась разнообразию и количеству неизвестных ей ритуалов. Что в итоге привело ее к желанию поближе познакомиться с семьей Писаноб, и в 1947 году отправиться в Мексику.

Южная Америка разительно отличалась от Европы, предоставляя еще больший простор для практики и работы, да и отношения с Писаноб у Микелы сложились , так что тут она задержалась надолго, полностью отдавшись любимому делу .

Страшные новости от Сира заставили ее покинуть Мексику только в 1979 году. Волна смертей Джованни в Азии стала тяжелым, хоть и вполне ожидаемым результатом деятельности клана на востоке. В 1982 году, в Корее, был убит Валентино. На «семейном допросе» он поведал крайне неприятные новости не только о Куэй-дзин «Зеленого Двора», чьей жертвой он стал, но и об оставшихся в живых Нагараджа,  нашедших убежище у Катаянов, предоставляя тем знания о западной некромантии, что было не только плевком в лицо Джованни, но и серьезной угрозой для всех Сородичей.

Естественно, игнорировать такую тревожную информацию было невозможно, и некоторые представители клана решили серьезно заняться изучением этой проблемы.  Микела вошла в их число. Работу крайне усложняла невозможность ведения активных действий в Азии, но изъявивший желание помочь «любимой племяннице» Валентино намного облегчил ей задачу.  Помочь дядюшка, конечно, вызвался не просто так, а за перспективу получения нового немертвого тела.

В 1984 году они наткнулись на следы одной из Нагараджа в Индии, и в течение шести лет преследовали ее по двум континентам. Ради такого дела Микела, будучи весьма озабоченной сохранностью своей жизни, выпросила у Сира отряд из 4 вампиров Путанеска и 6 их гулей.
Погоня продолжалась с переменным успехом, пару раз им даже удалось серьезно подпортить Нагараджа нежизнь, но все же предприятие не завершилась успехом.
  Все закончилось в Пакистане, в девяностом году, засадой Катаянов. Тогда погибли четверо Путанеска, к счастью только один из них был вампиром. Нагараджа ускользнула на восток, а Микела поняла что дальнейшее преследование бессмысленно и опасно.

Впрочем, совсем безрезультатной эта гонка не стала. Предоставив всю собранную информацию Диего, Микела начала поиски с нуля. Почти пять лет прошли в погоне за фантомами, но недавно Валентино нашел сведения о возможном присутствии одной из Нагараджа в Лос-Анджелесе. Это и послужило причиной прибытия Микелы с остатками отряда Путанеска в «Город Ангелов».

• Пробный пост:

тык

Hollywood Forever Cemetery, «место, где отдыхают бессмертные», кричаще яркое и пышное свидетельство бессмертного эго некоторых смертных. Микела посмотрела на ворота одного из самых известных кладбищ  сквозь тонированное лобовое стекло новенького Infiniti M30. Второй такой же автомобиль был припаркован рядом. Девушка не могла видеть того, что происходит в соседней машине, но прекрасно знала, что сидящий там Ачиль Путанеска практически с зеркальной точностью повторяет действия ее водителя Лино: прячет под курткой Beretta PM12-SD, пакеты с кровью – во внутренний карман, Glock 17 – в наружный. Братья-близнецы Лино и Ачиль Путанеска были надежны, эффективны и исполнительны, что определило привычку Микелы всегда иметь этих двоих поблизости, шутки ради называя братьев Первым и Вторым.

- Если информация подтвердиться, и дело пройдет гладко, - девушка повернулась к сидящему на заднем сидении Фрэнку Миллинеру, их последнему пополнению из Штатов, - можешь считать вопрос со Становлением решенным.

Гуль утвердительно кивнул и в очередной раз проверил свое оружие.

- Все это странно выглядит, синьорина… - Второй задумчиво почесал  затылок. - Слишком публичное место, крики, кровь в склепе, кровь на земле, пропавшие бездомные. Прошлая сучка так не светилась.

- А то я сама этого не понимаю! - Микела раздраженно посмотрела на водителя. Ей все это чертовски не нравилось, но ждать дольше она не могла. Если они действительно наткнулись на нагараджа, то действовать надо было быстро и аккуратно.

  Фрэнк казался Микеле достаточно надежным и амбициозным, поэтому она серьезно отнеслась к предоставленной им информации о ряде странных событий на «звездном кладбище». Решив что «овчинка стоит выделки», она поручила гулю копнуть поглубже, а сама занялась более насущной проблемой, так как место их предполагаемой деятельности находилось на территории Анархов, и соваться туда с делами, без разрешения Айзка Абрамса, было по меньшей мере глупо. На решение этой проблемы у нее ушло полторы недели. В этот раз Микела решила действовать по схеме «проще вору, названному хозяевами гостем», и аксиоме «если у вас есть проблема с призраками – идите к Джованни».

Проблем с призраками у Айзека не было, поэтому их надо было устроить. Создание диверсии не требовало серьезных усилий, но оказалось процессом достаточно долгим. Тут им помог дядюшка Валентино, при жизни превосходящий актерским талантом большую часть местных подпорченных селебрити. Валентино страстно и убедительно выл и стонал, распугивая посетителей, покойники дергались во время похорон, а по городу поползли жутковатые слухи, старательно распускаемые гулями. Дело оставалось за малым: подключить журналистов, чтобы заставить Барона поволноваться. Микеле особенно запомнился парень по имени Саймон Миллиган, действовавший настолько нагло, что ему пригрозили судом и запретили появляться рядом с кладбищем. «Забавный Парень, но определенно когда-нибудь нарвется», - сказал как-то про него Второй. Саймон, однако, очень помог им, наделав много шума вокруг «кладбищенских полтергейстов».

Последней частью плана стало официальное посещение Микелой Голливуда, с обязательной процедурой представления Барону. Выразив Айзеку свое почтение, она также заверила его в готовности помочь с кладбищенскими неприятностями. Барон принял предложение о помощи довольно быстро и дал разрешение свободно действовать в своей вотчине.

Микела до сих пор не могла понять: поверил ли ей Айзек, или просто решил что «пусть  Джованни делают что хотят, лишь бы от призрака избавили», да это и не было важным. Разрешение было получено, на подготовку и проведение необходимых ритуалов ушло два дня, и вот они смогли приступить непосредственно к делу. 

Микела вышла из машины и, в сопровождении двух вампиров и гуля, направилась к встречающему их бруха.

- Айзек сказал что Джованни решат проблему, но они ничего не говорил про такую толпу, - парень кивнул в сторону братьев. - Зачем эти громилы?

Тупая бесполезная скотина, как и все бруха. Не мог просто пропустить. У всего этого проклятого клана какая-то проблема со способностью исполнять приказы молча.

- Мои ассистенты, - Микела приподняла одну бровь и посмотрела в глаза парню, - не устраивают – можешь занять их место. Безопасность не гарантирую, но такой большой мальчик ведь не боится принять участие в маленьком ритуальчике?

- Я еще не настолько ёбнулся, чтобы участвовать в ваших извращениях. Проходите, мешать не будут, - бруха кивнул в сторону ворот и направился к  бульвару Санта-Моника, бормоча что-то про итальянских сучек.

- Показывай дорогу, Фрэнк, - гуль кивнул и поспешил в воротам. Микела посмотрела на братьев Путанеска: - Не шумим, стрелять в крайнем случае. Тварь стараемся брать живой. Но только стараемся.

К нужному склепу они подошли через двадцать минут.  Второй дотронулся до плеча Микелы, привлекая ее внимание к небольшой лужице свежей крови на камнях слева. Странно, не похоже на следы борьбы. Будто просто пролили...

- Первый, давай. Аккуратнее. – Ачиль кивнул и тихо зашел в склеп. Через несколько секунд тишину ночного кладбища разорвал истошный женский крик, за которым последовали громкие полудетские голоса.. Лино с Фрэнком переглянулись и бросились внутрь. Микела, чуть помедлив, последовала за ними.

Открывшаяся ей картина заставила девушку «зависнуть» на несколько минут. В склепе обнаружились несколько отрубленных рук и ног, показавшихся Микеле немного необычными, и пять вопящих подростков, лет семнадцати. Первый растерянно переводил дуло Глока с одного ребенка на другого.

- Тут, это, нуу… - Ачиль по-детски обиженно посмотрел на Микелу, - Че делать-то?

Микела повернулась к грудастой девице с выкрашенными с розовый и синий волосами и, схвалив ее за особо яркую прядку, наклонила к своему лицу: - Заткнись! Отвечай, что вы тут забыли?

Девица взвыла не хуже пароходной сирены, но, получив пощечину, перешла на хныканье: - Ффильм ммы ттут сссниммаем, лллюббительссский.

- А руки-ноги? – Микела еще раз ударила начавшую истерить девчонку.

- Так муляжи это. Такие в ужастиках используют. – вмешался высокий белобрысый парень, - у меня папа осветитель, вот, притащил парочку.

- Кровь?

- Так в больнице взяли, - подросток шмыгнул носом, - у нас без криминала. А вы, это, не из полиции? – мальчик с опаской посмотрел на Ачиля, - Нам бы замять это дело, а? Мы ведь никому вреда не причинили.

Микела отпустила притихшую девку и устало облокотилась о стену: - Не из полиции мы. Смотритель позвонил, сказал что в склеп к бабуле кто-то постоянно залезает.

- Ваша бабуля - Фил Розен?

- Пошли вон! – Микела сорвалась на крик, заставив подростков бежать быстрее любого тореодора.

Разочарование, осознание бесполезности проделанной работы и злось полностью захватили ее чувства. О, как же она ненавидела бессмысленную трату времени!

- Minchia! – Микела резко развернулась в сторону Фрэнка, - Ты… ты… Porco cane!

- Но я…но я… - бедный гуль начал заикаться, - а как же пропавшие бездомные?

- Бездомные всегда и везде пропадают, pezzo di merda! Sei un coglione! – с этими словами Микела сильно ударила Фрэнка по затылку рукоятью зонта, заставив того упасть на четвереньки и попытаться прикрыть голову.

- Нно кто ммог знать? Все говорило о…

- Merdoso! Troia! – девушка продолжала осыпать гуля, скорчившегося на камнях склепа, ударами зонтика.

- Гы, она опять это делает. – Первый ухмыльнулся брату. Второй прыснул в кулак и крикнул: - Ты, Фрэнк, потерпи. Она рано или поздно уймется. Мы последние пять лет так и живем.

- Figlio di putana…

Информация об игроке
Опыт игры на ролевых: На форумках небогатый, последняя – года два назад. И все не по WoD. Настолки.
Степень знакомства с сеттингом: Bloodlines, несколько кланбуков, рулбук. Вообще я больше по линейке магов)
Связь с вами: Кину Администрации

Отредактировано Michela Rosselini (2013-03-03 21:02:04)

+3

2

Пробный пост. Обыграйте ситуацию: по непроверенным данным вы узнаете, что логово нагараджа находится в склепе на "звездном" кладбище около Голливуда, которое охраняется Анархами. Вам с отрядом надо проникнуть туда и всё проверить.

0

3

Отредактировала)

Отредактировано Michela Rosselini (2013-03-03 17:27:17)

0

4

Ваш персонаж принят!
Добро пожаловать в мрачный мир Лос-Анджелеса, на берега, где солнце встает лишь затем, чтобы на одно мгновение, каким здесь кажется день, прервать нескончаемый ужас ночи.
Прежде всего, сородич, обязательно загляни в следующие темы:
1) Дисциплины персонажей
2) Занятые внешности
3) Оформление профиля

0


Вы здесь » Берега без Солнца: Первые ночи » Принятые анкеты » Michela Rosselini | Джованни